МНОГОЕ ДЛЯ НАС НАЧАЛОСЬ 20 СЕНТЯБРЯ

Все последние годы главным праздником новой Южной Осетии, вне всякого сомнения, является День Республики, который отмечается каждый раз 20 сентября. В этом году мы будем праздновать его уже в 23-й раз. И всегда этот день отмечается с особой торжественностью: военный парад, демонстрация, многочисленные гости, трибуна с первыми лицами государства… Все население на улицах города, концерты, фейерверки, поздравления, награждения. Словом, все как должно, все как положено.Напомним, что 20 сентября 1990 года решением четырнадцатой сессии Юго-Осетинского Совета народных депутатов двенадцатого созыва, Юго-Осетинская автономная область была преобразована в Юго-Осетинскую Советскую Демократическую Республику. Помимо решения о становлении Республики, в документе содержится еще два важных пункта. Во-первых, ставится вопрос об обращении в Верховный Совет СССР о включении в состав СССР в качестве самостоятельного субъекта федерации Юго-Осетинской Советской Демократической Республики. И, во-вторых, говорится о том, что следует обратиться в республики СССР с просьбой о заключении с ЮОСДР договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи.
Осетинский флаг
Иными словами, сессия приняла документ абсолютно созвучный тому моменту. Союз разваливался, бывшим советским республикам не терпелось пуститься в свободное плавание, стать самостоятельными, избавиться от «диктата» Москвы. В этом, кстати, более всего преуспели страны Балтии. Их выход из состава СССР был наиболее органичен, поскольку в составе Союза они находились недолго, и при «разводе» рвать какие-то глубинные корни не пришлось. За ними потянулась Грузия, где национализм и русофобия достигли апогея. Понятно, что в этих условиях Южной Осетии надо было решать, какой путь избрать, с кем налаживать связи, сотрудничать, строить будущее. Более того, очень скоро четко стало понятно, что Южной Осетии с Грузией не по пути — обозначился определенный антагонизм. Оставаться в составе «малой империи» означало исход населения, его ассимиляцию, с ликвидацией какой-либо политической самостоятельности, национальной определенности. На первом этапе было решено повысить свой статус с автономной области в составе Грузии в республику, к тому же советскую, еще и демократическую. Тут мы были новаторами. Позднее первый президент России Борис Ельцин разрешил бывшим республикам, областям и округам взять столько самостоятельности, сколько считают нужным. В этих условиях, конечно, не все соизмерили свои аппетиты, о чем им пришлось вскоре пожалеть.
Заявив о повышении своего административно-территориального статуса, Южная Осетия и не помышляла о развале СССР, хотела продолжать в нем находиться, но уже не как часть ГССР, которая оставаться в составе Союзе решительно не желала. Кроме того, Южная Осетия заявила о своем решении пребывать в составе СССР в качестве равноправной республики и иметь с теми образованиями, которые оставались в составе Союза, равноправные партнерские отношения.
На той же сессии были приняты еще два важных документа. В первую очередь, это Декларация о государственном суверенитете. Это довольно обширный и разноплановый свод. В том разделе, который касается самоопределения, дается расшифровка решения сессии о преобразовании области в республику. Здесь сказано: «Суверенная Юго-Осетинская Советская Демократическая республика развивается в существующих границах Юго-Осетинской автономной области в соответствии с волеизъявлением народа Южной Осетии. Естественным и необходимым условием дальнейшего развития Юго-Осетинской Советской Демократической Республики, как формы государственности осетинского народа, является полная независимость в решении всех политических, социально-экономических вопросов, за исключением тех, которые она добровольно передает в ведение Союза ССР после ее принятия в свой состав Верховным Советом СССР. Неотъемные права ЮОСДР, как суверенного государства, реализуются в соответствии с общепризнанными нормами международного права. ЮОСДР охраняет и защищает национальную государственность юго-осетинского народа. Любые действия, ущемляющие национальную государственность ЮОСДР со стороны политических партий, общественных организаций, объединений, группировок или отдельных лиц, преследуются по закону».
Из этого толкования очевидно, что о реальной независимости Южной Осетии речь пока не идет, есть желание войти в состав все еще Советского Союза. Та же позиция прослеживается и в других разделах Декларации, которые касаются народовластия, государственной власти, гражданства, территории, экономической самостоятельности, экологической безопасности, культурного развития, безопасности, внешних связей, государственной символики.
Второе решение сессии касается действующих на территории Южной Осетии законов, которое формулируется в следующей редакции: «Признать Конституцию СССР и другие законодательные акты СССР как единственно действующие на территории Юго-Осетинской автономной области». Тут депутаты, видимо, не учли, что только что уже проголосовали за повышение государственного статуса до республиканского. Тогда же было принято решение, что призывники из Южной Осетии будут нести воинскую службу в рядах Советской Армии. Кроме того, депутаты проголосовали за мораторий на куплю-продажу домов и прописку на территории Южной Осетии.
Казалось бы, на фоне тотального повышения своего статуса практически всеми административно-территориальными образованиями разваливающегося СССР, от республик — до округов, решение Совета народных депутатов Юго-Осетинской автономной области было понятным и ничего необычного из себя не представляло. Но грузинские власти среагировали мгновенно. Уже на следующий день был экстренно созван Верховный Совет Грузии, который постановил:
1. Решение Совета народных депутатов ЮОАО от 20 сентября 1990 года «О суверенитете и статусе Юго-Осетии» объявить недействительным и не имеющим юридической силы.
2. Поручить Совету народных депутатов ЮОАО, его исполнительному комитету, принять надлежащие меры к неукоснительному выполнению на территории ЮОАО требований Конституции СССР и Конституции Грузинской ССР, Закона об областном Совете народных депутатов. Заключение образованной Верховным Советом Грузинской ССР 18 ноября 1989 года Комиссии по изучению вопросов, поставленных в связи со статусом Юго-Осетинской автономной области, переслать Совету народных депутатов ЮОАО.
Тут следует напомнить, что еще ранее, до принятия решения по образованию ЮОСДР Южная Осетия предложила поднять свой статус до республики в рамках ГССР(!), однако и тогда ответ из Тбилиси был категоричным.
Однако вернемся в сентябрь 1990 года. В Южной Осетии посчитали, что руководство Грузии должно было принять во внимание решение руководства и народа о преобразовании области в республику и желание перейти под непосредственную юрисдикцию СССР. Поэтому на XV сессии народных депутатов ЮОСДР, которая состоялась 16 ноября 1990 года, было еще раз подтверждено решение XIV сессии и особо отмечено, что решение о преобразовании было принято в соответствии с Конституцией СССР и Законом СССР о разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации. Было отмечено, что работа XIV сессии проходила в деловой, спокойной обстановке, с полным соблюдением процессуальных норм, отсутствия пикетирования, забастовок и других форм давления.
Следующий ход был за Грузией и он последовал уже 22 ноября того же года, когда ВС Грузии вынес постановление о принятых депутатами Южной Осетии решениях об изменении статуса. В документе отмечается, что в области наблюдаются сепаратистские движения, которые угрожают территориальной целостности и суверенитету Грузии. Грузинских депутатов возмутило то, что, несмотря на их решение об отмене постановления о создании ЮОСДР, юго-осетинские законодатели еще раз подтвердили свое решение. Более того, они еще и назначили выборы в местные Советы народных депутатов на 2 декабря. В связи с таким своеволием ВС Грузии отменил в одностороннем порядке все решения юго-осетинского законодательного Собрания, в том числе и то, которое касалось выборов. Кроме того, грузинские депутаты обратились к населению Южной Осетии, в первую очередь, собственно к осетинскому, с призывами проявить «благоразумие, политическую бдительность и дать правильную оценку опасным действиям сепаратистских сил, ведущих к общей дестабилизации и исключительно тяжелым, непредсказуемым последствиям».
Трудно сказать, на что рассчитывали грузинские народные избранники, делая подобные заявления, но на Южную Осетию эти декларации впечатления не произвели. Выборы, как и планировалось, прошли, а Торез Кулумбегов был избран председателем Верховного Совета ЮОСДР.
Возмущению Тбилиси по поводу такого самоуправства не было предела. Уже через два дня после выборов Звиад Гамсахурдиа издает беспрецедентный закон «Об упразднении Юго-Осетинской автономной области». В преамбуле этого примечательного документа Южной Осетии припомнили все, начиная от простого гражданского неповиновения и заканчивая нарушениями грузинской Конституции. Вспомнили и то, что еще в 1922 году Юго-Осетинскую автономную область большевики создали вопреки мнению местного грузинского населения.
В постановительной части закона, помимо упразднения Юго-Осетинской автономии, ликвидируется Совет народных депутатов ЮОАО, отменяются все его решения, отменяются итоги выборов, поставлен вопрос о внесении соответствующих изменений в Конституцию Грузии, Совмину дается поручение представить предложения по административно-территориальному устройству Южной Осетии (ее распилили на части и разбросали по грузинским регионам — прим. ред.), а прокуратуре приказано разобраться с бузотерами, сепаратистами и нарушителями законов Грузии.
То, что правители новой Грузии предприняли в отношении Южной Осетии, иначе как безрассудством не назовешь. «Революционное» решение убрать из Конституции Грузии любое упоминание о Южной Осетии отдает средневековьем и породило множество болезненных явлений, одним из которых стало навешивание различных ярлыков на древнюю родину южных осетин. Ни одно из этих надуманных названий, как бы убедительно они не звучали, не прижилось, да и прижиться не могло — ни «Самачабло», ни «Шида Картли», ни «Цхинвальский регион».
С тех пор если Грузии приходилось вспоминать о Южной Осетии, то там непременно напоминают, что это «непризнанная», «самопровозглашенная» республика, где правят сепаратисты, процветает криминал, а обстановка — критическая. Но от надуманных стереотипов со временем пришлось отказаться. Грузинам напомнили, что сепаратистские настроения первыми проявили они же сами. Что касается самопровозглашения, то это можно отнести ко всем без исключения суверенным государствам — никто же никакое государство извне не провозглашали. После долгих экспериментов официальному Тбилиси пришлось называть Южную Осетию как должно, поскольку топонимические новации приводили к неразберихе при различного рода консультациях и дискуссиях, откровенно путали западных союзников Грузии.
После 26 августа 2008 года пришел конец и ярлыку «непризнанная». Именно в тот день, всего через две недели после того, как завершилась операция «по принуждению к миру», президент России Дмитрий Медведев подписал Указ о признании независимости Республики Южная Осетия. Таким образом, в календаре праздничных дат Южной Осетии появился День признания независимости, который отмечался уже пять раз.
Иногда у нас 20 сентября или 26 августа ошибочно называют Днем независимости. Между тем, есть в нашем календаре и День независимости, который следует праздновать 29 мая. Именно тогда в 1992 году сессия Верховного Совета РЮО одобрила и приняла Акт о независимости Республики Южная Осетия. Прежде чем рассказывать о том, что способствовало принятию этого исторического документа, в каких условиях это происходило, следует привести сам текст:
«Исходя из смертельной опасности, которая нависла над Республикой Южная Осетия, в связи со злодеяниями, поставившими на грань вымирания ее народ и культуру, геноцидом осетин, с жестокостью и вероломством осуществляемым Республикой Грузия в процессе распада СССР в 1989-1992 гг.
— основываясь на праве на самоопределение, предусмотренным Статусом ООН и другими международно-правовыми документами;
— учитывая итоги выборов в Верховный Совет Республики Южная Осетия от 9 декабря 1990 года и волеизъявления народа, выраженное на референдуме от 19 января 1992 года;
— осуществляя Декларацию о государственном суверенитете Республики Южная Осетия, Верховный Совет торжественно провозглашает Независимость Южной Осетии и создание самостоятельного государства Южная Осетия.
Территория Южной Осетии является неделимой и отныне на территории Южной Осетии имеет силу исключительно Конституция и законы Республики Южная Осетия».
Текст этого документа кое-кто может назвать несовершенным. Но главное — его суть. Впервые после 20 сентября в нем отмечена твердая позиция на суверенитет и подчинение своим, и только своим законам, принятие Конституции, ориентированной только на свой национальный интерес.
По словам одного из депутатов Парламента РЮО Геннадия Кокоева: «Этот документ юридически закрепил стремление народа РЮО к независимости, демократическому развитию, основанному на праве народа на самоопределение. Практически одновременно с началом главного грузинского наступления на Цхинвал, в город через территорию российского вертолетного полка прибыли Э. Шеварднадзе и А. Дзасохов. Смысл пропуска председателя „госсовета" на территорию города и его желание побывать в Цхинвале до сих пор не ясны. Впрочем, со стороны Шеварднадзе это могло быть элементарным стремлением побывать на месте предстоящего кровавого деяния, характерное для всех преступников с маниакальными наклонностями. Что же касается Акта провозглашения независимости, то принят он был после того, как в Южной Осетии ни у кого не осталось иллюзий в подлинных планах грузинских властей по отношению к народу Южной Осетии».
Принятие данного документа исторической важности происходило на фоне воистину трагических событий — шел непрекращающийся обстрел города, совершались попытки взятия Цхинвала. Кроме того, 20 мая произошла варварская акция, предпринятая грузинскими властями — убийство мирных жителей, которая в мировой мартиролог вошла как Зарская трагедия. После этого смертоубийства все помыслы народа были направлены на то, чтобы воздать должное жертвам и найти способ покарать убийц.
Уже 25 мая Цхинвал подвергся очередному массированному обстрелу. В результате нападения погибло семь человек, и среди них — всеобщий любимец — писатель Алеш Гучмазов. Обострение ситуации, гибель большого числа мирных жителей, безусловно, способствовало ускорению процесса принятия Акта о независимости. Сама идея принятия документа исходила от Председателя ВС Южной Осетии Тореза Кулумбегова. Он торопил с подготовкой текста и его вступлением в силу. Поэтому вся работа уложилась в неполную неделю. Была создана рабочая группа по составлению текста документа, в которую вошли ведущие юристы Республики — Петр Гатикоев, Айлар Тигиев, Арон Пухаев и Анатолий Хугаев, являвшиеся также депутатами Парламента РЮО первого созыва. Помимо юристов в работе над текстом приняли участие историк Алан Чочиев, писатель Хаджи-Мурат Дзуццаты, филолог Юрий Дзиццойты, также депутаты Верховного Совета Южной Осетии.
Принятие Акта о независимости не было самоцелью, какой-то демонстрацией, имеющей пропагандистскую подоплеку, оно укрепляло государственность, определяло стратегические цели, заявляло о намерениях. Кроме того, документ был нацелен на спасение населения от тотального геноцида, который, уже не особо маскируясь, новые грузинские власти взяли на вооружение в отношении южных осетин. Акт провозглашения независимости говорил о том, что Южная Осетия избрала свой путь, наметила ориентиры на будущее вовсе не из каких-то конъюнктурных соображений или в угоду моменту, а исходя из твердого стремления народа самим вершить свою судьбу.
Реакция на данное решение юго-осетинских парламентариев была предсказуемой. Грузинские власти осознали, что им предоставлен последний шанс и если вопрос взятия Цхинвала не будет решен, то все их действия по силовому решению можно считать провальными, а Южную Осетию для Грузии потерянной навсегда. Поэтому, буквально на следующий день после принятия Акта провозглашения независимости, Грузия бросила на Цхинвал всю наличную силу, к взятию стратегических высот были привлечены военспецы ВВ МВД СССР, которые выступали как наемники, вместе с разного рода «легионерами» с Украины и Прибалтики. Именно тогда были взяты высоты у поста ГАИ на юго-восточной окраине Цхинвала и село Прис. Но идти в атаку на Цхинвал агрессоры пока не решались, поэтому обстреливали город издалека из артиллерийских и танковых орудий, минометов, снайперских винтовок. Число жертв за последующие полтора месяца среди мирного населения Южной Осетии стало самым большим за все время противостояния, и исчислялось сотнями.
Положение было тяжелым. Доходило до того, что командиры групп самообороны предлагали агрессорам прекратить массированные обстрелы города и сразиться в чистом поле с применением всего наличного вооружения и имеющихся людских ресурсов. Но имеющая очевидный перевес по всем составляющим грузинская сторона даже тогда отказалась от честного ведения войны. В тот момент, кстати, случился инцидент, который показал, что грузинские формирования не способны достойно проявлять себя, когда им оказывают серьезное сопротивление. 22 июня в Цхинвал прибыл замминистра обороны РФ генерал Кондратьев. Он сам мог убедиться, что нападавшие, как бы по ошибке, обстреливают расположение российского вертолетного полка. Недолго думая он взял на себя ответственность и приказал вертолетчикам нанести ответный удар. Хватило пары вертолетов, которые произвели по одному залпу, чтобы полностью деморализовать агрессора и обратить его в бегство.
Ну а вскоре, 24 июня, состоялось подписание Дагомысского соглашения по урегулированию грузино-осетинского конфликта, и уже 14 июля в Цхинвал вошли российские миротворцы. Между этими датами грузинская военщина не прекращала усиленно обстреливать город всей наличествующей боевой силой, но это была уже агония…
В юго-осетинском обществе нередко возникал вопрос о праздновании Дня независимости 29 мая. Те, кто выступал и выступает с этим предложением, на полном основании доказывают, что этот день для Республики не менее важен, чем День Республики. Доводы вполне убедительны, поскольку 20 сентября 1990 года было принято решение о повышении статуса, а уже 29 мая 1992 года был объявлен суверенитет, который нашел международное признание 26 августа 2008 года. Так сплелись эти исторические для Республики Южная Осетия даты, которые всегда будут отмечаться осетинской общественностью.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Глава Администрации г. Цхинвал Кочиев Алан Григорьевич

Кочиев Алан Григорьевич

Задать вопрос

Стоп коррупция

Экстренные службы

  • 112 – МЧС РЮО
  • 010 – Пожарная служба
  • 020 – Милиция
  • 030 – Скорая медицинская помощь
  • 040 – Аварийная служба газа
  • 050 – Водоканал
  • 806 5030 – Защита прав потребителей
  • 805 47 71 –Вывоз строительного и бытового мусора

Опрос

Какой раздел Вы чаще всего посещаете на сайте?

Цхинвал
Глава Города
Интернет-приемная
Новости
Город герой
Администрация

 

Новости

«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031